02.04.2017

Шины Yokohama - надежность и безопасность

08.01.2017

Компания Bridgestone выводит на российский авторынок легковые шины Firestone

10.06.2016

ГИБДД пытается вернуть контроль над техосмотром

все новости

• На каком такси отправиться в другой город?

• Особенности выбора и покупка недвижимости в Ростове-на-Дону

• Стоит ли зимой покупать летние шины?

все статьи

Новости

23.07.2012

Pirelli - ближайшие плану компании

В топ-менеджменте итальянской промышленности мало кто может похвастать такой долгой и яркой карьерой, как Марко Тронкетти Провера (Marco Tronchetti Provera). За два десятилетия во главе Pirelli 64-летний уроженец Милана превратил итальянскую компанию из шинного предприятия в диверсифицированный конгломерат, который контролировал даже национальную телефонную компанию, пока Pirelli не сосредоточилась на ключевом бизнесе пять лет назад. Сейчас Pirelli 99% своей прибыли получает от продаж на шинном рынке, и в прошлом году компания также перестала заниматься недвижимостью.

Помимо концентрации на главном деловом направлении г-н Провера достиг и даже более впечатляющих достижений, сделав Pirelli, икону итальянской индустрии, относительно невосприимчивой к финансовому кризису, поглотившему Италию и всю Еврозону. За последние шесть лет Pirelli часто и много инвестировала в усиление своего присутствия в Северной Америке и на быстро развивающихся рынках Азии, Ближнего Востока и Латинской Америки. Сегодня компания владеет 22 заводами в 13 странах по всему миру, включая открытый в этом году производственный комплекс в Мексике, предназначенный для удовлетворения спроса в Северной Америке, и два завода в России, где Pirelli создала совместное предприятие с «Ростехнологиями». В скором времени Pirelli также намерена открыть завод в Индонезии, где будет выпускать мотоциклетные шины.

При этом Pirelli, пусть и олицетворяющая собой итальянский стиль, менее 10% своей выручки получает на домашнем рынке, и только чуть более 40% во всей Европе. На долю Северной Америки, Азиатско-тихоокеанского региона, Ближнего Востока и Африки приходится 30% от доходов, и в 1 квартале этого года у Pirelli там был двузначный рост продаж. Еще 30% выручки получает отделение в Южной Америке, и в начале 2012 году продажи там выросли на 7%, тогда как в Европе только на 3%.

Компания также целенаправленно двигается в сторону высшего ценового сегмента – подходящее направление для компании, вернувшейся на гоночные трассы Formula 1 после 20-летнего отсутствия. Сейчас Pirelli вкладывает почти все свои ресурсы в производство премиальных шин для люксовых автомобилей и спорт-каров, чья цена в два, а маржа прибыли в три раза выше, чем у стандартных шин, от которых компания постепенно отказывается. Благодаря этой политике компания намерена в 2012 году на 14% увеличить доходы – до 6,45 миллиарда евро, даже несмотря на то, что объемы поставок шин в мире сократились на 1-2%. В 1 квартале этого года чистая прибыль Pirelli выросла на 54% - до 125,3 миллиона евро, а объемы продаж увеличились на 11% до 1,56 миллиарда евро.

У директора Pirelli, возможно, и получается свой бизнес более глобальным, но даже ему не под силу разорвать связь будущего компании с Европой и евро. И поскольку сейчас большая часть Европы находится в рецессии, Pirelli тоже чувствует это на себе. В мае компания на 3 процентных пункта понизила прогноз по прибыли. О том, что нужно сделать политикам, чтобы спасти евро и экономику всей Европы, г-н Провера рассказал в недавнем интервью изданию Institutional Investor International.

Pirelli сейчас сфокусирована на шинном бизнесе, как никогда. Какие преимущества это дает?

В сегодняшнем мире необходимо быть сфокусированным на чем-то одном. Область, на которой сейчас сосредоточена Pirelli –шины премиум-сегмента – очень интересна, так как этот рынок растет во всех регионах мира. Шины становятся все более и более высокотехнологичными. Сегодняшние шины имеют очень мало общего с шинами, сделанными 20 лет назад, если не считать того, что они тоже черные и круглые. Новые технологии –от резиносмешения до изготовления конструкций и сервиса, который мы предлагаем – это отдельный бизнес. И это бизнес, который менее цикличен, чем автомобильная индустрия, поскольку только 25% наших продаж приходится на сектор первичной комплектации, а 75% - на вторичный рынок. Если ты не покупаешь новый автомобиль, менять шины тебе придется в любом случае.

Насколько сложно вести сейчас бизнес в Италии?
Скажем так, у нас есть необходимость несколько видоизменить свой бизнес в Италии. Мы закрываем старый завод, который выпускал стандартные шины, и открываем самый высокотехнологичный завод во всем мировом шинном бизнесе. Мы работаем с университетами над разработками новых технологий. Но доля Италии в объемах производства Pirelli составляет только 7%. За последние несколько лет мы снизили значение Европы для компании.

Что помогает вашему росту в странах с быстро развивающейся экономикой?
За последние пять или шесть лет мы начали работать в Китае и Румынии. Год назад мы открыли производство в Мексике. В этом году мы пришли в Россию. Это эволюция компании. Мы делаем это для того, чтобы начать работать в регионах со спросом на высокотехнологичную продукцию и образовывать новые связи с автокомпаниями, которым требуются такие технологии. Поэтому мы и строим все эти новые заводы. Завод в Мексике делает шины для Северной Америки, в Румынии и Италии – для Европы, в Турции – для Ближнего Востока и северной Африки, в России – для России, Скандинавии и стран СНГ, в Китае – для Китая и остальной Азии.

Всем итальянским компаниям необходимо стать глобальными, чтобы выжить?
Думаю, ключевой вопрос – это технологии. Любая компания, базирующаяся на западе, должна фокусироваться на технологиях и образовании сотрудников. Когда у тебя есть технологии, ты должен работать по всему миру. Ты не можешь остаться и развиваться только на местном рынке.

Почему вы уверены, что сегмент премиальных шин будет продолжать расти в плане рыночной доли?
Мы не нацелены на рыночную долю. У нас есть 5% мирового шинного рынка, но 12% в премиум-сегменте. Рынок премиум-шин растет намного быстрее, чем сегмент стандартных покрышек. И мы также лидируем в сегменте «престиж» (шины для суперлюксовых автомобилей, таких как Ferrari и Lamborghini), где у нас 50% рынка. Мы собираемся выпустить 18 новых моделей – зимние шины, скоростные шины, «зеленые» шины, шины для кроссоверов – в ближайшие пять лет. За прошлое десятилетие мы выпустили 16 моделей, так что мы удваиваем скорость эволюции.

Вы повысили цены с большим опережением рыночных тенденций и инфляции. Насколько это было оправданно?
Когда ты продаешь технологии, цена – не такая большая проблема. Стоимость шин – это где-то 1 или 2 процента от стоимости автомобиля. Безопасность, экология, потребление топлива – все это во многом зависит от шин.

Что делает вашу позицию настолько невосприимчивой к давлению со стороны конкурентов?
У наших конкурентов такие же проблемы, как и у нас. Мы продолжаем расти. Нам необходимо делать инвестиции. Они играют в ту же игру. Им необходимо защищать свои финансовые потоки, защищать инвестиции. Это компании, которые вкладывают большие средства, чтобы стать глобальным бизнесом, и они не могут позволить себе попыток завоевать рыночную долю с помощью цен. Нельзя получить и 1 процентного пункта доли в высшем сегменте, если ты не поднимаешь цены. Все готовы тебя обойти. Именно это случилось в 90-е, когда была ценовая война. В результате никто не отвоевал и 1 процента рынка, а индустрия оказалась убыточной. А потом цены внезапно выросли на 30 процентов. Это же нонсенс. Мы хотим получать адекватные деньги за свои технологии, вот и все.

Какие ваши планы в Бразилии, где у вас больше заводов, чем в любой другой стране мира?
Да, у нас там пять заводов. Мы номер один в Латинской Америке, и у нас 25% рынка. Темпы роста в Бразилии замедлились, но это молодая страна, и мы уверены, что развитие продолжится. Сейчас там намного больше стабильности, чем раньше, лет 20 назад.

Какая у вас стратегия развития на китайском рынке?
У нас есть большой промышленный комплекс, где мы производим легковые и грузовые шины. Мы попадаем прямиком в высший сегмент местного рынка. У нас есть завод, который поставляет шины для BMW, Audi, Mercedes и Volvo – они начинают свое производство в Китае. И кроме этого мы поставляем из Китая шины в Австралию, Японию, Сингапур и Гонконг. Они быстро развиваются. В Азии мы продаем 4,5 миллиона шин за год. В ближайшие четыре годы мы намерены увеличить там свои производственные мощности – сначала вдвое, а потом и еще больше.

Вы как-то говорили об учащении случаев протекционизма. Как это влияет на Pirelli?
Существует два негативных явления. Первое – это протекционизм, а второе - колебания курсов валют. По этой причине мы будем развиваться в регионах по принципу местного производства для местного рынка (local-for-local). Это означает, что для рынка Северной Америки мы изготавливаем шины в Мексике и Роуме, Джорджия. В глобальном масштабе мы будем производить 82% продукции по этому принципу к 2015 году. Сейчас этот показатель равняется 71%.

Это противоречит пониманию многими явления глобализации…
Это одно из проявлений глобализации. Различные регионы мира становятся крупнее, но внутри этих регионов экономические циклы становятся быстрее, и поэтому любой регион пытается защитить свои рабочие места, свою экономику. Любое колебаний курсов валют представляет опасность для бизнеса, если у тебя нет местного производства. Когда мы инвестируем в завод, мы инвестируем на ближайшее десятилетие. Поэтому чем больше у нас заводов, тем ниже риски.

Это приводит нас обратно в Европу. Европа создала единую валюту, чтобы избавиться от колебаний курсов валют. Теперь многие говорят, что мы не увидим евро через десять лет. Каков ваш взгляд на этот вопрос?
Думаю, что евро был очень серьезным институтом для его создателей. Они пережили две мировые войны. Они понимали, что только объединенная Европа может смочь предотвратить подобные трагедии. Сначала они создали CECA, Европейское объединение угля и стали, занимавшееся двумя материалами, из-за которых могли создаться предпосылки для новых войн. Потом они создали единый рынок. Со временем Европа забыла принципы союза. Мы создали единую валюту без политического союза, а это нежизнеспособная конструкция. Единая валюта без единой политики – она не может долго продержаться.

Вы уверены, что лидеры стран Европы решат эту проблему?
Они обязаны это сделать. Иначе это будет трагедия. Я думаю, соглашение, достигнутое в конце июня, было первым шагом на пути к реальной унификации Европы, и политической, и экономической. Мы надеемся, что другие европейские страны, включая Германию, скоро поймут, что решение, позволяющее евро выжить, будет в интересах нас всех.

Как вы думаете, сколько времени у них есть?
Несколько месяцев. Не думаю, что они смогут провести выборы в Германии (в 2013 году), не решив эту проблему. Многие европейские страны действительно жили не по средствам. И это действительно создало крупный рынок для немцев и всех остальных. Теперь настало время сказать людям, что мы пытаемся вместе сделать что-то выгодное для всех. У нас одна задача, одна цель. Таким был дух 50-х. Мы должны понять, что нам нужно предотвратить новые трагедии.

Игры в жанре "Гонки" для телефона

вернуться назад

«Предыдущая новость

Solus SA01 KH32 - летняя новинка от Kumho

Следующая новость»

Michelin отзывает партию бракованных шин